?

Log in

No account? Create an account

Sun, Oct. 9th, 2016, 07:15 pm
По эту сторону рая...



Город, как смерть, города как дверь... ты входишь в неё - и пред тобой новый сон, где лишь дверь была пробуждением: всё строится на вере, прежде чем всё строится на любви; и всё видится жарким обманом, прежде чем всё сияет прохладой истины.

Во сне - я лишь наблюдатель и в моих руках камера - факел. Что-то освещается в моей памяти, что-то нет. Что-то подтверждает моё существование, что-то - нет. В фотографиях не больше смысла, чем в лицах людей проходящих мимо.

Я подозреваю, что это отчаяние бетонных дворов и бездушных улиц вызывает эйфорию и всё видится радостью живой природы. А может быть - это природа вливается в лону города, как жизнь вливается в лоно молодой жены. Но я не вижу будущего в этом храме - только бесконечный список выдуманных правил и законов судьбы - бегущих по карте метрополитена.

Но даже в пасмурный день, даже на пороге душевного расстройства, проходя по мосту бесконечного перекрёстка я не могу скрыть восхищения, подобного восхищению, которое охватывает ребёнка впервые узнавшего жизнь помимо себя и своих родителей. И как ребёнку - взрослые со своими мечтами и амбициями, занятые очень важными делами, понятными только им - кажутся так же далёкими и такими же близкими, как золотая листва осени и пение птиц за окном, как тепло материнской руки и холод спешной осени. Со временем мне всё станет ясно, думаю я сейчас так же, как думал в препубертатный период.

Я стою на переходном мосте и чувствую себя яблоком упавшим в саду, покинутым Адамом и Евой.

Голосом по эту сторону рая...Collapse )

Mon, Nov. 30th, 2015, 07:29 pm
Зерно всех молитв...



Пересматривая дневник я думаю - почему я не фотографирую Токио больше?
Я отдаляюсь от русского. Сейчас я учусь писать на японском так же свободно, как я всегда делал в облике Жана Кристофа, но Жан Кристоф... я едва ли узнаю его. Он мудрее и честнее меня.
На японском писать из сердца тяжело. Я седею над двумя-тремя строками. Но язык отдаётся мне, он уже отдал мне своё тело, теперь я за его сердцем...

Читаю жизнь Будды. На смертном одре Будда говорит что-то вроде "Будда это всего лишь воплощение мудрости и сострадание. Не ищите спасение у Будды. Не полагайтесь ни на кого. Взращивайте благо и сострадание в себе и спасайте себя сами...будьте светом для самих себя"; Будда до последнего живет для других - не для себя. Будда - это всего лишь имя, Он говорит, сострадательный до последнего дыхания. В глазах мутнеет на этих страницах, в груди что-то колышет и горит. И я думаю, как славно бы звенело мое сердце - если бы эти слова были произнесены из живых уст и коснулись живого сердца. Но я всего лишь претворяюсь живым. Я воображаю, что я жив и предстаю вам таким, потому что вы тоже претворяетесь. Вокруг одни актеры и все претворяются. Но, по сути, мы все мертвы. Бесчувственны ко всему, что происходит вокруг нас и плачем лишь о том, что оторвано от наших полуживых сердец. Ах, как славно бы звенело мое сердце... как славно было бы жить не притворяясь живым. Как славно было бы жить не притворяясь сострадательным, а сострадать. Как радостно было бы любить, а не притворяться любви ко всему вокруг. И как радостно было бы радоваться не беспокоясь о безопасности своего маленького эгоизма.

Мммм, конечно я говорю только про себя и, возможно, свое искаженное понимание мира. Вокруг больше любви, чем мое сердце способно сдержать. И я уже на пути и ты, друг, если ты меняешься - то меняйся к лучшему. Я не всегда буду рядом с тобой, чтобы шептать тебе о благах искреннего сердца ищущего любви.

День за днём я думаю о искренности. Ищу её в других. Актеры в моей студии, раскрываются о том, о чём они не говорили даже с самими собой. Женщины раздеваются до корня души. Небо раскрывается до зерна Солнца. И Солнце - зерно всех молитв. А молитвы мои - слова на страницах дневника, который я открываю для вас, как день открывается, день за днём...

Но всё это жонглирование словами. Оторвись от экрана. Сядь один. В тишине. Подыши. Поищи, может сегодня тебе удастся быть светом для самого себя.

Thu, May. 21st, 2015, 11:15 pm
Поток мыслей...




Что видится там на горизонте?
Там видится старость?
Или смерть, как дверь - которая открывается в обе стороны?

Старость меня всегда привлекает. Старость, бездомные люди, дома и всё что напоминает мне о силе бессознательного. Но, честно, я не очень люблю это слово "без сознание"/ "под сознание" - мне кажется они выдуманы людьми, отказавшимися осознавать свою душу. Но оно почему-то всем понятно. Как всем понятно слово совесть, о которой я уже так давно не слышал от русских людей.

Что ещё я не люблю?

Я не люблю мат и бизнес. Я не люблю национализм и критику. Я не люблю никакие категории и увлечение людей на эти категории делить. Я не люблю войну с терроризмом (когда война это и есть терроризм!), я не люблю борьбу за спасение животных и спасение планеты - как будто земля нуждается в нашем спасении. Я не люблю убийство животных. Но это не значит что я ненавижу, моё "не люблю" - значит меня это печалит. Я не люблю разговоры о политике и экономике.

Я люблю красивую и вежливую речь. Я люблю людей умеющих вести себя скромно и не боящихся принижать себя и опускать голову. Я люблю разум и духовность. Я люблю ум свободный от национализма. Я люблю людей борющихся за человеческие ценности внутри себя и немножко в обществе. Я люблю беседы о духовном, о творческом и великих людях.

Говоря о великих людях...

Один человек, впервые ознакомившийся с житием и посланием Иисуса Христа, был по всей видимости очень потрясён и спросил меня почему Иисуса распяли свои и люди, которых он пришёл спасти? Честно, даже не нашёл что ответить. Для многих свобода - это свержения Римской власти, для Иисуса - свобода - это свобода души.

После переписки с Ричардом Бахом я решился, наконец-то, прочитать четвертую часть Чайки Джонатана(настоятельно рекомендую читать), выпущенную после его аварии в 2012-м, после которой он чудом остался жив. У меня выступил пот, когда я читал эту четвертую главу... как будто облили холодной водой. Он написал её 30 лет назад, а она как написанная вчера - так жива и отрезвительна...

Из света в тьму и из тьмы к свету... видимо этого не избежать. Молишься лишь о том, чтобы не найти себя на стороне, где нет тени...

Mon, May. 4th, 2015, 10:18 pm
Нет причин притворяться...



Иногда ты глядишь на людей и задумываешься - не игра ли всё это?
Не Бог ли это надел мириады масок и смотрит на тебя сквозь поры и зрачки?
А может быть это ты сам - и всё продукт твоего воображения?

"Каждый пиксель жизни - это плод твоих деяний, мыслей и слов" - напоминает больной зуб после сладкой карамели.
Манго не растёт из семя яблока.
И любовь не липнет к заржавевшему от жадности сердцу.

Я притворяюсь незнакомцем в стране, обнимающей меня теплее матери.
И я притворяюсь текстом поэта во времена, когда слова "любовь" и "аскетизм" пугают людей.
О, если бы ты знал, как хорошо я притворяюсь "своим" в эти времена!

Но у меня уже нет повода прятаться. Я снимаю одну маску за другой.
И мне незачем притворяться. Вот меч мой и щит претворяются предо мной в любовь и мудрость, и вот жизнь моя - претворяется в улыбку Бога.

Как Солнце, как Луна, как ветер, как море от которого спирает дыхание, как прохладная ночь и щека любви.Я беспрепятственно претворяюсь самим собой.

Fri, Apr. 24th, 2015, 02:19 pm
Ночное небо в зеркалах...

Вечером с высоты пленных спутников город похож на прозрачного глубоководного моллюска, не знающего света, но мигающего как миллионы звёзд в чёрной бездне. Ночное небо в зеркалах.

Мне 10 лет. Я, поджав колени, сижу в пенной ванне и аккуратно сбриваю волосы с торчащих из воды коленок. Но коленки не подходят для моих затей, я брею чуть выше, и глажу ставшей шёлковой кожу. Я терпеливый экспериментатор, и это моя попытка номер пять. Я откладываю мамину бритву в сторону. Я готов ко всему. Мои глаза прикрыты и я вхожу в транс - воображаю блестящие губы одноклассницы, запах её волос и пот на затылке, когда кланяюсь и целую свеже сбритую кожу на ноге. В моём воображении мой язык вторгается в её рот и находит там нечто такое, отчего моё тело охватывает дрожь. Слаще шоколада и ароматнее зацветшей яблони. В её рту - эликсир бессмертия о котором я читал в Бхагавад-Гите. Сладкая амрита, прыснувшая из влажных щёк воображения. Это мой первый эротический опыт, едва ли сравнимый с настоящим эротическим опытом, который я пережил много позже.

Мне 9 лет. Я вижу Иисуса на детском телевидение. Иисус улыбается, но тело его всегда страдает. Сколько должно быть любви у этого Человека. Он окружён детьми, их немного, но в их лицах я узнаю своё. Избранные дети должно быть были так одиноки, иначе зачем их избрал Бог?
Я пишу письмо на передачу так - как будто я пишу саму Богу. В ответ мне присылают библию для детей. Этого достаточно, чтобы верить, что стучащим - двери открываются. Эта привычка писать людям так, как я пишу самому Богу - осталась у меня и сейчас. Но не все двери открываются. Как и не все дети одиноки. Да и я почти не пишу.

В то время, как и сейчас, в моём воображении всегда всё ярче, чище и лишено пошлости. Как будто омыто светом моей души. И свет моей души всегда близок и прохладен, как ветерок в жаркий день и роса травы на обнажённых стопах. И как тогда, так и сейчас - я вступаю в сад своего воображения 10-летним ребёнком, в глазах которого всё отражается одинаковым светом вдохновения. Вокруг меня Бог и мой сад не знает холода осени и страха, жара лета и пошлости.

Я всегда думал, что я буду Иисусом, когда мне будет 30-ть. Что Бог протянет руки с неба и скажет - Ты мой Сын. Поступай, как Тому подобает. И я взойду на трон улыбаясь. И все вокруг улыбаются. И мир будет охвачен теплотой сострадания.

Но вот мне 30-ть, и вокруг никто не улыбается. Все слепо куда-то бегут. И я не Иисус, слава Богу.

Слава Богу.

Но во всём этом меня разочаровывает лишь одно - мир не охвачен теплотой сострадания - так, как сад моего воображения им охвачен. Мир охвачен холодом жадности и нетерпения. Отчего все так охвачены нетерпением? И отчего вокруг так холодно? Мне становится страшно. Взрослые люди говорят - Ты такой романтик. В этом мире дорога в сад почти забыта. И как указать к ней путь? И почему я романтик?

Человек охвачен битвой между телом и душой. Почти всегда терпит поражение телу. Почти всегда терпит поражение. Это стыдливое поражение. О нём не принято говорить. Поражение нормально - поражение статистика. Поражение - это эволюция Дарвина, что с нами поделать? И весь мир создан, чтобы скрыть и забыть этот стыд. Когда же душа человека побеждает - мы плачем, раскаиваемся, нажимаем кнопку с большим пальцем надменно возвышающимся над всем - “я позволяю тебе жить!” и потом складываем эти победы в коробки, где лежат запылившиеся книги о религии и искусстве. Это хорошо. Это религия. Это искусство. Это человек. Чем темнее ночь - тем радостнее восход. Правда?

И в темноте глубоких вод - моллюск становится светом для самого себя.

Fri, Apr. 10th, 2015, 11:12 am
Любовь матерей и Гнев Прометея




Мне кажется, что я Бог - во мне любовь течёт,
И я больше чем человек - я идея:
Любовь матерей и гнев Прометея.


Wed, Mar. 11th, 2015, 11:32 am
miss me?

miss me?

Thu, Oct. 16th, 2014, 12:28 pm

мы становимся богами. мы становимся богами. между строками-слогами, меж ночей и между днями. мы становимся богами. мы становимся богами. между явью и мечтами, по улыбкам и слезам мы

становимся богами

Tue, Oct. 14th, 2014, 11:41 am
Лицо...

Твои губы как бутон пиона после летнего дождя, приоткрыты и влажны - в них хочется потерять свое разгоряченное лицо. Я уверенно вторгаюсь в тебя и мы заходимся в первой волне блаженного прилива на узком берегу наших отношений. В небе сверкает молния и катится гром, вместе с ним дрожат пыль на пожилых стенах, от которых вот-вот отойдут старые обои складывающиеся в пейзаж отдаленно напоминающий осень в Кйото. Осень в Кйото.

Мы сходимся в поцелуе, когда во мне что-то лопается и горячие чернила заливают полотно трезвости. Из груди - вверх. Я, в действительности, потерял лицо...

10 most recent